shamrock96 (shamrock96) wrote,
shamrock96
shamrock96

Дорожные жалобы

Очнулась вдруг среди ночи. Вот что поезд делает! И так-то у меня со сном замысловато, а теперь и вовсе все сбилось.
Вчера разбудили в Лазаревском в два ночи, и привет.
И что делать?
Оставалось только в окно глазеть, благо, к Олимпиаде почти всюду сделали мощную подсветку, так что есть возможность рассмотреть нововведения (впечатляет, что и говорить).
Ну и конечно слушать разговоры прочих бессонных попутчиков.
Поневоле.
Разбудили меня некто с чемоданами, сообщившими мне же, что место у меня 41, и убежали вообще в другой вагон. Спасибо им за это. До границы теперь не уснуть, ибо храп на все лады, а на границах не поспать.

Обычно я в любом транспорте отключаюсь мгновенно и напрочь, но тут прям как назло. Народ, так сказать, ротируется, и все разговаривают. Почему в вагоне нельзя курить и пить (официально, в смысле), а разговаривать по ночам можно (запретить законодательно!)?
К примеру, у одной соседней армянской такой "бабушки Сирануш" трижды менялись попутчики. И трижды она рассказывала им одно и тоже. То есть, вообще не умолкала. Ну может и больше раз повторила, не знаю.
Потому как днем, в поисках тишины, мы сбегали в вагон-ресторан.
Пустынный и тихий - кайф!

Разумеется, мы там старались задержаться на подольше и тут же стали желанными гостями.
Главная в ресторане - Танюша-повар. Командует всеми. Решительная худенькая дама лет сорока.

В первый же вечер подбежала (она только бегает, просто ходящей я ее не видела) к нам, спросила:
- ребята!!! ну все ли хорошо? понравилось? (мы эскалоп ели)
- дада. спасибо.
- а вы докуда?
- до Сухуми... или до Нового Афона.. думаем пока.
- ах! ах! как вам везет! там так красиво сейчас! мандарины!
- ага
- а нам так тяжело, так тяжело... обратно отбываем уже в два часа из Сухума. климат меняется все время.
- сочувствуем...
- приходите завтра к нам! я такой борщ готовлю! попробуйте! настоящий ростовский.

Назавтра.
Заходим в ресторан.
Официант нам:
- извините, мы пока не работаем. у нас проверка.
Танюша услышала и возмутилась:
- как это мы не работаем?!!! мы работаем! ребята, присаживайтесь!
- но...
- работаем! все! без разговоров.

И пришлось ресторану работать, несмотря на то, что у них и впрямь была проверка. Ибо Танюша так сказала.
Мы тоже встали, то есть сели, по стойке смирно, и отведали и борщ, и жаркое. И то и другое было довольно необычным-непривычным, но вполне себе вкусным.

Танюша, задвинув официантов, порхала вокруг нас:
- кушай, зайка, кушай (это мне). худенькая какая...
ну как? вкусно? ага! я ж говорила, что не подведу вас! вечером придете, ребята? приходите обязательно! а вот вы свои люди, так я вам скажу по секрету, что у нас есть и другие напитки (крепкие, то есть. в меню их нет)
- спасибо-спасибо, если что обратимся.
- это вам спасибо-спасибо!
- нет, вам.
- нет, вам.
И так далее.

Конечно, и другие посетители вагона-ресторана имели место быть, но Танюша почему-то записала нас в фавориты. Видимо, потому, что мы были первыми на рейсе, и, как говорится, почином. Ну или лиха беда начало.
Короче, этот вагон-ресторан был для меня (относительная тишина) лучом света в темном царстве. Возвращаясь на места, зная, что там гул стоит, как в улье, я старалась выключить сознание еще на ходу. Чтобы просто перестать все это слышать. Но вот не получалось.

А у старшины получается. Казарменная привычка.
Но и на него нашлась проруха в виде детей. Вовсю орущих. Опять же днем и ночью.
Самое смешное, что как раз на детские завывания я вообще не реагирую. Не потому, что я чадолюбива, а потому как у меня у самой сыну почти 13, и за 13 лет я приучилась всяческие детские вопли не то чтобы игнорировать, а относиться совершенно спокойно. Ничего особенного. Для меня.
У старшины маленьких детей не было. Опыта такого нет, вот он и страдал вовсю. Молча, конечно.

Словом, страдали мы оба, но по-разному.

Поэтому, когда я на подкашивающихся ногах дошла до моря, порылась в гальке (чемодан камней тащить кой-кому), обрела способность соображать хоть чуть-чуть, то сразу сказала:
- обратно самолетом давай.
- как?
- обычно. из Адлера.
- надо подумать.
- надо. надо и еще раз надо.

Так что думаем. Но пока мы тут и все прекрасно)
Утром в Новоафонский монастырь. Он, конечно, раскольничает, но посмотреть-то - маст дан!)


Tags: дорожное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments